Разработка биотеха из конопли (например, косметики): как не пустить по этапу всю лабораторию

Когда работаешь с коноплёй, самое главное — остаться на свободе. Здесь только доля шутки. Ведь у нас в России оборот тетрагидроканнабинола (ТГК) — вещества, от которого, собственно, и балдеют любители травки — запрещён. Недавно бизнесмен, продававший на Wildberries и OZON чай из вроде как «выхолощенной» конопли, загремел за решётку. Ещё одну фирму оштрафовали на миллион рублей только за изображение листьев каннабиса на упаковке.

А между тем косметика на основе конопли — тренд и даже бум последних лет. Кроме злосчастного ТГК, в этом растении полезных для нашей кожи веществ — куча. Масло из конопляного семени обладает прекрасным увлажняющим и смягчающим действием, восстанавливает гидролипидный слой кожи, укрепляет ногти и волосы. Оно богато витаминами А, В, С, а также полиненасыщенными жирными кислотами Омега 3 и 6, которые дают противовоспалительный и антивозрастной эффекты.

image
Внутри производственных помещений выделены зоны для мытья и очистки

Казалось бы, теми же веществами богато и подсолнечное масло. Да, пахнет не очень, но можно и потерпеть. Однако продукты из конопли, и это доказано научными исследованиями, обладают противовоспалительным и себастатическим (то есть нормализующим работу сальных желёз) действием. Вообще фитоканнабиноиды изучают учёные всего мира — и в контексте ухода за кожей, и с точки зрения терапии некоторых заболеваний. Но из-за серьёзных ограничений оборота конопли в большинстве стран таких исследований пока немного.

Большинство научных статей касается ещё одного активного вещества, которое, помимо ТГК, содержится в конопле. Оно называется каннабидиол (CBD). Это не наркотик, CBD не оказывает психотропного эффекта, в России и во многих других странах использовать его в косметике разрешено.
image
Для сырья и материалов существует цветовая индикация для исключения попадания в производство чего-либо непроверенного

image
Каннабидиол

Именно каннабидиол делает косметику на основе конопли очень привлекательной. В прошлом году группа учёных из Технологического университета Силезии (Польша) выпустила доклад «Каннабидиол — характеристика и применение в косметологии и дерматологии». В нём отмечается противовоспалительное действие каннабидиола. Серьёзные исследования были проведены при лечении некоторых заболеваний, большинство из них касается ревматоидного артрита, однако, как указали авторы доклада, CBD может нормализовать липидный обмен и таким образом препятствовать развитию угревой сыпи. Кроме того, учёные предложили потенциальное использование CBD как противоаллергического средства при дерматите.

Исследования доказали, что CBD — это один из самых сильных ингибиторов клеточного роста. Кроме того, вещество обладает антиоксидантными свойствами: это связано с наличием фенольного кольца в его структуре. Каннабидиол разрывает цепные реакции, ведущие к образованию свободных радикалов, улавливает или трансформирует их в менее реакционноспособные формы. Ещё один эффект — местное применение масла с высокой концентрацией CBD продемонстрировал многообещающий потенциал этого ингредиента для лечения, а также против выпадения и истончения волос.

Многие специалисты вообще считают CBD мультифункциональным терапевтическим средством, его включают в состав БАДов и добавляют в еду и напитки. Влияние каннабидиола на организм до конца ещё не изучено. Но, как пишет Джордж Буз из Департамента фармакологии и токсикологии Медицинского центра Университета штата Миссисипи, CBD может быть полезен при лечении ряда заболеваний и расстройств, связанных с окислительным стрессом организма. Кроме того, вещество используется при лечении острого респираторного дистресс-синдрома и редких форм эпилепсии.

Обеспечить наличие в сырье CBD и одновременно отсутствие тетрагидроканнабинола — главная головная боль при работе с коноплёй. В разных странах содержание в продукции тетрагидроканнабинола ограничивают по-разному. В большинстве штатов США допускается 0,3 процента. В Европе — 0,2 процента. Исключение — Франция и Россия, где оборот запрещён полностью, абсолютный ноль. Получается, что, перетаскивая через границу чемодан с купленным в Лос-Анджелесе конопляным кремом, вы здорово рискуете оказаться наркокурьером.

От брифа — к техзаданию

В конопляную тему нашей фирме пришлось окунуться с головой: весной к нам обратилась девушка и попросила разработать косметику на основе каннабиса. Она из Волгограда, работает визажистом. Побывала в США, там увидела крем из конопли, попробовала и пришла в восторг: увлажняет замечательно, впитывается моментально, не вызывает каких-то негативных реакций. Даже на сыне испытала, а он аллергик с сухой кожей. И что же — сухость ушла, ощущения отличные, никакой аллергии. Сплошной позитив да и только.

Дама загорелась идеей создать собственную линию конопляной косметики — Hempforia. Хотела поставлять её косметологам и визажистам, продавать через соцсети и маркетплейсы. В принципе логичное импортозамещение: не возить откуда-то, а делать здесь, знать, из чего реально состоит, вносить коррективы, если потребуется.

Девушка энергичная, ввела в поисковик фразу «Хочу производить свою косметику» и вышла на нас. Или не только на нас, но мы быстрее всех откликнулись… К тому же везде нужно было заказывать огромные объёмы, а у нас можно и не очень. Как-то так она нас в итоге выбрала. Правда, поначалу не очень понимала, что конкретно видит в перспективе.

История, кстати, нередкая. Многие хотят развивать собственный косметический бренд, это b2b-направление у нас в последнее время постоянно растёт. Варианты разные бывают. Недавно мы делали детский крем с лизатами — это бактерии, которые поддерживают микробиом кожи. Заказчиками стали производители лизатов, они чётко знали, что хотят получить. Мы ничего не закупали, работали фактически на давальческом сырье, обеспечивали лишь технологическую цепочку.

Однако часто бывает так, что заказчики представляют будущий продукт смутно. Есть общая задумка, мечта и минимум конкретики. И тогда начинается разработка с нуля. Какими должны быть продукт, текстура, цвет, запах — клиент своими словами описывает, чего он хочет.

Потом это превращается в полноценное техзадание. Рассчитываем сырьевую композицию, вспомогательные материалы: жировую основу, эмульгаторы, загустители, консерванты, смягчители, растворители и так далее. Наши химики ищут способ всё это наилучшим способом увязать. Вместе с клиентом определяем объёмы, тару, дизайн этикетки, изготовляем опытные образцы, утверждаем их, вносим изменения…

Ещё мы проводим специальные исследования: микробиологию, экологию. Обязательно нужно сделать ускоренное старение: без этого невозможно определить, сколько будет жить продукт, какой закладывать срок годности.

Нужно интегрировать в формулу микробиоту. Эта микрофлора укрепляет гидролипидную мантию, защищает эпидермис от плохой экологии, ультрафиолетового излучения, перепадов температур, продлевает клеткам жизнь, помогает заживлению царапин и ранок. У некоторых бактерий есть антиоксидантные свойства, они оберегают кожу от воздействия свободных радикалов и оксидативного стресса. В последнее время косметика с добавлением бактерий, микробиоты очень активно развивается: это тоже тренд. Конечно, речь идёт не о живых бактериях, как, например, в йогурте. В косметике таким бактериям не место, для стимуляции роста нормальной микрофлоры используются лизаты бактерий — клетки, расщеплённые на мельчайшие фрагменты белков, пептиды. Чаще всего это бифидо- и лактобактериальные лизаты.

Обходной манёвр

Продукт с нуля — это фактически научное исследование, творчество. У нас была история, когда мы один продукт для клиента разрабатывали четыре года. Там было много активных компонентов: койевая, феруловая кислоты, витамин С… Они между собой воевали, отторгали друг друга.

А формулу нашего геля «Интенсив-Регенерация» разрабатывали два года. Хитозан никак не хотел входить, конфликтовал с пантенолом. Безумное количество опытов, тестов, но всё же мы своего добились.

Сейчас это, конечно, звучит забавно. Но на самом деле абсолютно новый продукт — это долго и дорого. Чтобы идти таким путём, нужны терпение и средства. Но ведь нормальные герои всегда идут в обход. Наш обходной манёвр, который быстрее и проще, мы называем клонированием.

Суть вот в чём: берём какой-нибудь наш продукт, который нравится клиенту, и меняем в нём один или несколько компонентов. Что-то убираем, а вместо этого добавляем то, чего хочет заказчик. Да, полученное всё равно придётся заново сертифицировать, тестировать. Но творческие муки практически исключены, что здорово сберегает время и деньги клиента.

Девушка с Hempforia как раз второй путь и выбрала. Объяснила, чего ждёт от будущих продуктов, и мы отправили ей некоторые наши образцы. Потом около трёх недель заказчица пользовалась, выбирала, подключила родных, близких, знакомых. Поначалу речь шла только об увлажняющем креме. Но под конец проект вырос до семи наименований. Это очищающий гель, гель для снятия макияжа, крем во флаконе, крем увлажняющий с SPF, сыворотка для глаз, увлажняющая сыворотка и тоник с гиалуроновой кислотой. Мы выпустили опытные образцы, дама их одобрила. Согласовали тару, этикетки — в общем, всё. Эх, если бы это была не конопля… И если бы не пандемия…

Как минимум нужно было найти надёжного поставщика сырья. Мы же не можем купить конопляное масло где-то по объявлению у первых попавшихся людей. Это должен быть солидный поставщик, который сам ввозит масло из-за рубежа, проходит растаможку. А ещё нам было необходимо, чтобы он получил все штампики в МВД про то, что продукт чист, что в нём нет и капли того, чего быть не должно.

Мы такого поставщика нашли. Но прибавились и другие «радости». Конопляного масла на мировом рынке мало, на него сейчас огромный спрос — это раз. А два — из-за пандемии в мире страшный логистический кризис. У нас сейчас груз в Индию, который раньше шёл напрямую сутки, идёт через Турцию, может в Стамбуле на неделю задержаться. Так везде сейчас. Это ковидная реальность, думаю, что всё это продлится ещё несколько лет.

Из-за всей этой катавасии мы очень долго ждали сырья. К запуску в производство готовились в июне, а сырьё пришло только в конце сентября. Это была, наверное, самая крутая задержка, какую я помню.

Обычно много времени отнимают сертификация, декларация продукта в госорганах. Мы должны представить государству документы о том, что это за продукт, как он действует. А сертифицирующий орган принимает решение о том, что да, этот продукт безопасен, соответствует нормам, его можно декларировать. Это занимает примерно месяц. В нашем случае было шесть продуктов, и потребовалось почти полтора месяца.

Документы, необходимые для декларирования нового продукта:

1) Рецептура.
2) Технологическая инструкция.
3) Технические требования.
4) Паспорт качества.
5) Макет этикетки (текстовый или графический).
6) Образцы.
7) Протоколы испытаний, подтверждающие безопасность продукта для потребителя.
8) Протоколы испытаний, подтверждающие заявленные потребительские свойства.

Вообще при нормальных условиях процесс от брифа до продукта занимает где-то два с половиной-три месяца. Если это, конечно, не детская косметика. Там, где появляется слово «дети», там всё гораздо дольше и тяжелее. Там уже не декларация продукта, а госрегистрация. Это тоже Роспотребнадзор, но процедура сложнее, тесты серьёзнее. Только регистрация может занять до двух месяцев, а весь процесс — четыре-пять месяцев где-то.

В своём праве

Ещё много времени уходит на тестирование. Если его поручают нам, то здесь альфа-, бета-тестирование… Нет, наверное, следует начать с нулевого этапа, когда наши химики-разработчики мажут образцы на себя, на других наших сотрудников, на жён-мужей-свекровей-детей. Какие-то косяки проявляются уже на этом этапе: аллергия, раздражение, сухость.

Всё нормально? Тогда запускается альфа-тестирование: 40 добровольцев пользуются продуктом, записывают ощущения и реакцию кожи. Бета-тестирование — продукт фактически выпускается во внешний мир, его опробует более 80 добровольцев. Конечно, такое тестирование требует немало времени и средств.

image
Весь вспомогательный инструмент хранится только на производстве и не выносится наружу.

Заказчица конопляной Hempforia решила провести тестирование своими силами. Это её право, это ведь не лекарства. В Волгограде у неё масса знакомых в сфере косметологии, я так понимаю, они помогли подтянуть людей. Серьёзных замечаний не было, все пожелания учли ещё при разработке формулы.

Последний этап, когда всё утверждено и осталось только выпустить объём, проходит совсем быстро. Взвешиваем сырьё и компоненты и загружаем в реактор — это специальный девайс, где можно проводить разные манипуляции. Например, нагревать и одновременно перемешивать, диспергировать (измельчать), гомогенизировать (смешивать до однородности), дегазировать (убирать пузырьки из продукта) и многое другое в зависимости от технологии. После реактора — розлив в тару на автоматической линии, это тоже быстро. В случае с косметикой из конопли на производство и розлив ушло около пяти дней.

Надлежащая практика

Своя косметика, конечно, требует инвестиций. Заказчица Hempforia жаловалась, что миллионы улетают только так! И не только на разработку и производство. Сейчас, когда она уже вышла на рынок, когда её продукция выставлена на Wildberries, OZON и другие площадки, она признаётся, что много средств идёт на продвижение, рекламу, презентации, работу с блогерами и так далее. На рынок она вышла где-то в начале ноября. Надеется за полгода выйти в плюс.

На наши услуги у неё тоже ушло немало, не будем скромничать. Да, у нас дорого. Но мы отвечаем за то, что отдаём клиенту. Некоторые производители взяли на вооружение лозунг, что крем не может стоить дороже 10 рублей вместе с упаковкой. Мы так не умеем. И учиться не будем. Мы и 50 рублей с упаковкой не станем обсуждать, у нас одна тара иногда стоит 0,8 евро.

Почему? Например, потому, что на нашем предприятии внедрена система GMP — «Good Manufacturing Practice» для косметики. В переводе это означает «надлежащая производственная практика». Это такой мировой стандарт, когда каждое движение документируется, после каждой операции идёт контроль качества. Мы внедряли её долго и мучительно. Приезжали люди, ставили дорогущие программы и оборудование, инспектировали нас, учили работать так, как во всём цивилизованном мире.

И мы научились. В России люди привыкли к гроссбухам и инструкциям на стенах, которые невозможно прочитать и которые нужны только для проверяющих. А у нас на предприятии люди работают с планшетами, у них инструкции на любой случай, и каждая написана нормальным доступным языком.

Мы периодически подтверждаем соответствие стандартам «GMP (ISO 22716)», то есть нас проверяют, а мы ещё платим за это большие деньги. Один заказчик приезжал, просил показать производство. Ого, говорит, у вас международный GMP! А чего же вы не можете за два месяца и за 200 рублей? Да потому и не можем, что всё это соответствие стандартам требует массы дополнительных средств и сил. Зато мы в любой момент можем «откатить», поднять информацию о том, что, когда и как было сделано в любой точке производства.

Конечно, мы не одни такие. GMP есть у многих. Но, как правило, это очень большие компании, они не могут производить маленьких партий. Там огромные линии, чтобы давать на выходе более или менее приемлемую цену, они должны огромные партии выпускать. А мы специализируемся на эксклюзиве — от 50 кг. И при этом у нас GMP. Тут дёшево никак не получится.

Некачественное, плохо очищенное сырьё и вспомогательные компоненты, дешёвые флаконы, тубы, упаковка… Здесь всё как в любой другой отрасли: хочешь подешевле — получишь суррогат. Наши клиенты понимают это. С некоторыми мы работаем уже по 15–20 лет. Они растут, внедряют новые продукты, берут объёмы. Отношения сложились чуть ли не семейные, во многом друг другу помогаем. Один наш старинный заказчик не знал, как работать с Wildberries. А очень хотел. Не вопрос, мы выделили менеджера, который два дня показывал, как создать личный кабинет, как запустить продажи.

Кстати, в тему про конопляную линию… Знаете, что у нас случилось перед самым запуском в производство? Пришлось менять текст на этикетках. Потому что после истории с чаем маркетплейсы — и Wildberries, и OZON — поначалу при слове «конопля» впадали в истерику. На документы даже смотреть не хотели, упоминается — всё, в бан. Потом вроде «оттаяли». Но заказчица Hempforia решила судьбу не искушать и вымарать слово «конопля» с этикеток.

Читайте так же:

  • Дружим SEO и PPC на одном проекте и как понять, что у вас плохое ядро оценка КП на SEOДружим SEO и PPC на одном проекте и как понять, что у вас плохое ядро оценка КП на SEO Описание 3 августа 2021 в 12:00 Дмитрий Николаевич Тумайкин - Создатель надстройки !SEMTools Дружим SEO и PPC на одном проекте — Конкуренция органики и контекста — Методы обеспечения комплементарности SEO и PPC — Сквозная и веб-аналитика как ключевой интегратор SEO и PPC — Идеальный […]
  • Новая конференция от Netpeak — KEY conferenceНовая конференция от Netpeak — KEY conference 22 октября стартует новая онлайн-конференция по поисковой оптимизации – KEY Conference. Организатор – агентство перфоманс-маркетинга Netpeak. В программе конференции доклады от крутых специалистов на актуальные темы: ● 33 несчастья SEO'шника: частые ошибки и как их предотвратить — […]
  • Конфликты в проектах: не принимайте мою доброту за слабостьКонфликты в проектах: не принимайте мою доброту за слабость В бизнесе конфликты не похожи на сцены из фильмов. Никто не кричит с красным лицом (ладно, бывает). Через переговорную не летают стаканы с водой и канцелярия (ок, и такое случается). Но накал страстей при этом ничуть не меньше. Руководителю проектов нужно быть готовым выдержать […]
  • Нейроморфные чипы: немного истории, существующие системы и возможности технологииНейроморфные чипы: немного истории, существующие системы и возможности технологии Человека всегда привлекала мысль о возможности (пусть и гипотетической) создать настоящий искусственный интеллект. Ну а поскольку единственный разум, о котором нам известно - человеческий, то вполне логично, что ИИ стали рассматривать как разум, базирующийся на технологиях, повторяющих […]