[Перевод] Мой необычный путь в Microsoft в 90-е

Меня буквально прошиб пот, когда самолет пошел на посадку. Внушительные небоскребы в центре города, озера, наполненные иссиня-черной водой. Горы вокруг — покуда хватало глаз. Именно здесь начнется новая жизнь, думал я. С этого самого рейса в один конец.

Я родился в крохотном городке, в одной из стран третьего мира. Отец умер, когда мне исполнилось 13 лет, и для семьи настали сложные времена. Пару лет спустя я прибыл в Америку с одним чемоданом, сотней долларов и мечтой. Английского я не знал вовсе. Теперь, спустя еще шесть лет, мне 21. И я готов воплощать свою американскую мечту.

Я хочу, чтобы из моей истории вы поняли одну вещь. Никогда не стесняйтесь своего прошлого. Да, мне не помешал бы красный диплом престижного университета, но денег на учебу у моей семьи не было. Так что я просто взял всё, что могла предложить мне жить, и обратил это себе на пользу. Теперь у меня есть хорошая работа — не хуже, чем у других — и масса возможностей, о которых раньше я и мечтать не мог. Более того, целеустремленность и сила воли позволили мне добиться большего, чем многим людям из благополучных семей. Отчасти — из-за здорового пренебрежения выскочки к «стеклянным потолкам» карьерного роста. Важно не то, где я начал, а где я оказался годы спустя.

В 1997 году я получил степень бакалавра компьютерных наук в Университете Миссури, Колумбия. Это был фантастический год для всех, кто хотел заниматься компьютерами: спрос был как никогда высоким, а предложение, напротив, низким.

Однако существовала одна трудность. Я был иностранцем и находился в США по студенческой визе. Следовало как можно скорее оформить рабочую визу, а для этого нужно было заручиться поддержкой работодателя и сориентироваться в сложной иммиграционной системе США. Решение вопроса могло обойтись недешево, к тому же не так много компаний готовы были с этим связываться.

Еще одна проблема, гораздо менее существенная, состояла в том, что мой колледж занимал аж 110-е место по стране. Ведущие компании-разработчики ПО не выискивали наших выпускников и предпочитали нанимать студентов Стэнфорда или MIT. Поэтому сама мысль о работе в Microsoft, IBM или Apple казалась фантастической.

[Примечание: в 1997 году еще не существовало linkedin, leetcode, levels.fyi и других подобных проектов. Если тебе нужна была работа, ты буквально вынужден был околачивать пороги. Мы тогда приходили в Kinko’s, распечатывали резюме на толстой модной бумаге и отправляли их по почте потенциальным работодателяv. Я лично делал так сотню раз.]

Большинство компаний, попавших в поле моего зрения, находились на Среднем Западе. Мне регулярно приходилось ездить на своей Toyota 1978-го года выпуска из Колумбии в Сент-Луис и Канзас-Сити. Там было больше всего возможностей для трудоустройства. На трассе 70 машина непрестанно ломалась, но это меня ни в коей мере не останавливало.

Самое болезненное и неприятное интервью произошло у меня в компании Caterpillar. Выбор странный, не спорю, однако всему их строительному и горнодобывающему оборудованию тоже требовалось ПО. Штаб-квартира компании находилась в Пеории, штат Иллинойс, поэтому представители компании приехали в университетский городок, чтобы пообщаться с выпускниками. Я нарядился в лучший костюм, жутко нервничал, но был уверен, что справлюсь.

Мы сидели в маленькой темной комнате, которую факультет информатики выделил для собеседований. Под потолком гудели флуоресцентные лампы. Дама, сидевшая напротив, прочла мое имя и нахмурилась. Да, именно нахмурилась. Согласитесь, это не лучшая первая эмоция от потенциального работодателя, особенно когда вы заканчиваете Summa Cum Laude со средним баллом 4.0, как я. «Вы имеете право работать в Соединенных Штатах?» — рявкнула она. Первый же вопрос не внушал никаких надежд. Она не стала начинать с шуток или светской беседы.

И это при том, что я не писал в резюме, что являюсь иммигрантом. Она просто увидела мое испанское имя и тут же решила, что я нелегал. Я восстановил самообладание и объяснил, что въехал в Соединенные Штаты на законных основаниях, что у меня есть действующая виза, которая позволит мне работать в статусе Practical Training в течение года, но затем я должен буду получить визу H1B. Ее хмурость моментально сменилась выражением отвращения и ужаса. Она встала, открыла дверь, и указала мне выйти: «Мне не о чем с вами разговаривать, молодой человек. Вы пришли зря. Теперь вам следует уйти.

Я был шокирован. Это была корпорация из списка Fortune 100 стоимостью в миллиарды долларов. У них должны были найтись штатные иммиграционные юристы! В конце концов, переход со студенческой визы на H1B стоил максимум две-три тысячи долларов. Гораздо более мелкие компании были готовы это сделать ради успешного кандидата. Я был так унижен, что чуть не заплакал, но вместо этого улыбнулся, вежливо кивнул и вышел из комнаты, не проронив ни слова. Я до сих пор не знаю, в чем было дело. То ли в самой даме с ее предрассудками, то ли в политике компании. Так или иначе, Caterpillar для меня выбыла из игры.

Тем не менее, за два месяца до выпуска у меня уже было шесть неплохих предложений о работе — жить можно. Но я все еще терзался. Мысль о том, что крупная компания из Кремниевой долины даст мне, с моим скромным дипломом и иностранным происхождением, работу, казалась абсурдной. В конце концов, я был всего лишь бедным иммигрантом, живущим за чертой бедности на стипендию второсортного колледжа.

Здесь и начинается всё самое интересное. Забавно наблюдать, как небольшие ростки сомнений вырастают в душе и дают совсем неожиданные всходы. Помимо прочего, в колледже я прошел курс искусственного интеллекта, и он мне очень понравился. Профессор курса, Пол Гадер, предложил мне провести небольшое совместное исследование по распознаванию рукописного текста. Он был замечательным педагогом и сделал для меня невероятно многое (если вы читаете: спасибо, мистер Гадер!). По окончании исследовательской работы профессор поделился результатами с коллегами из Исследовательского центра IBM в Кремниевой долине, и это привлекло их внимание к моей скромной персоне. Мне позвонили из IBM и предложили работу! Это был поворотный момент! Мои, казалось бы, абсурдные мечты наконец обрели почву.

Путь, по которому я не пошел: Исследовательский центр IBM в Алмадене
Путь, по которому я не пошел: Исследовательский центр IBM в Алмадене

Вскоре после этого мне позвонил консультант из колледжа: компания Microsoft впервые за всю историю университета проводит собеседования в нашем кампусе. Должен признаться, что изначально я отказался от идеи пойти на интервью. Я был заядлым пользователем Apple/Unix, поэтому перспектива работы в компании, создавшей Windows, казалась мне ужасной. Однако любопытство взяло верх, и я отправил им резюме. Собеседование в кампусе прошло отлично, и в ноябре мне уже выслали билеты на самолет до Сиэтла. Я был ошеломлен. Из сотни ребят, подавших заявку в Microsoft, повезло только троим — и я в их числе! Мое любопытство снова взяло верх. Почему бы не слетать и не разведать, что там, в Microsoft? А вдруг?..

Я приземлился в Сиэтле промозглой ноябрьской ночью 1997 года. Взял напрокат машину и отправился в Редмонд. До сих пор помню, как той ночью с трепетом взирал на небоскребы в центре города. Я вырос в пыльном колониальном городе посреди аргентинских пампасов, огромных равнин и коров, а среднюю школу и колледж закончил в крошечном городке на Среднем Западе США (там коров было не меньше). В Сиэтл и Западное побережье я влюбился с первого взгляда.

Заснуть той ночью мне так и не удалось, поэтому я сварил себе чашку кофе и до утра готовился к предстоящему собеседованию.

Microsoft в 1997 г.
Microsoft в 1997 г.

На следующий день всё прошло отлично. Все, с кем я разговаривал, казались мне едва ли не гениями, а их вопросы выжимали мои знания досуха. Больше 6 часов я разговаривал, решал на доске тестовые задачи и к вечеру был полностью опустошен и истощен. Поэтому, покидая Microsoft, я был на 100% уверен, что если мне сделают предложение, я просто обязан его принять. Все остальное не имеет значения. Это возможность всей моей жизни.

В итоге я получил офферы сразу от двух разных команд Microsoft. Правда, ни один из них не вызвал у меня «технического» интереса. Но ящик Пандоры уже открылся. Меня зацепило, я буквально видел себя работающим в Microsoft. Представлял, что живу на Западном побережье. Улицы Редмонда сверкали золотом, Microsoft собиралась делать удивительные вещи, и я мог стать частью ее истории.

Поэтому я решился на один из самых смелых и, вероятно, глупых поступков всей своей жизни. Я позвонил рекрутеру и отверг оба предложения. Однако упомянул, что мне интересна сфера искусственного интеллекта. Думаю, девушку на том конце провода позабавила моя наглость. Она перезвонила мне через пару дней и сообщила, что одна небольшая команда Microsoft, занимающаяся обработкой естественного языка, заинтересовалась моей персоной.

Тут возникла маленькая заминка. Предложения от двух первых двух команд касались должности Software Design Engineer («инженер-разработчик программного обеспечения», разработчик). Новый вариант предполагал работу в качестве Software Design Engineer in Test («инженер-разработчик программного обеспечения в тестировании», гибридная должность между разработчиком и тестировщиком). Я ничего не смыслил в тестировании программного обеспечения, но понимал, что это единственный шанс заняться тем, что мне по-настоящему интересно. Я решил годик-другой поработать в качестве SDET, а затем переключиться на SDE. Но знаете, я сразу влюбился в эту отрасль и следующие два десятилетия провел, помогая людям задуматься об их в Microsoft, Amazon и Google. И всё благодаря тому самому телефонному звонку!

За свою карьеру я, вероятно, провел собеседование с более чем тысячей кандидатов (~ 200 в Microsoft, ~ 800 в Amazon, ~ 50 в Google). Я встречал кандидатов с блестящими резюме, степенями от ведущих университетов и опытом работы в очень крутых компаниях. Но были и те, кто имел крайне скромные вводные данные: не слишком престижный колледж, некомпьютерное образование (или даже его отсутствие), сомнительный средний балл и опыт работы в захолустных конторах. Многие из них блестяще справились с собеседованием, и сегодня они работают в Microsoft/Amazon/Google. Мой бэкграунд помогает мне обогащать свою рабочую среду и укрепляет компанию. Скажу вам по секрету: я обычно не читаю присланные резюме перед собеседованием. Меня волнует, кто вы сегодня, прямо сейчас, в час, который мы проводим вместе перед доской с маркером. Учитесь извлекать максимум из того, что способна дать вам жизнь — даже если возможностей совсем немного. Работайте усердно, забудьте про «стеклянные потолки» и — главное — не позволяйте своему прошлому определять ваше будущее.


Будем рады, если в комментариях вы поделитесь своими необычными историями о трудоустройстве!

Читайте так же:

  • Яндекс.Маркет начал перевод всех магазинов на единый каталогЯндекс.Маркет начал перевод всех магазинов на единый каталог Яндекс.Маркет начал переводить магазины. Которые работают по моделям FBY. FBY+ и FBS, на единый каталог. Это новая схема управления ассортиментом на маркетплейсе.  После перехода у партнеров Маркета появятся следующие возможности: Новые товары попадут […]
  • Новая версия Open SLAED 1.1Новая версия Open SLAED 1.1 Представляю Вашему внимание новую версию системы Open SLAED 1.1. Основной акцент при работе над данной версией был сделан на решения вопросов связанных с выявленными ранее неточностями при работе системы в новой кодировке. Были устранены все найденные ранее проблемные участки. […]
  • Развитие проекта от понимания цели до автоматизации процессовРазвитие проекта от понимания цели до автоматизации процессов Описание Рассмотрим, как дать развитие бизнесу, начиная с основ - правильной постановки целей, исследования аудитории, заканчивая подбором правильных решений и инструментов. Что вас ждет на 2-х часовой онлайн-встрече: ✓ выступления 3-х экспертов с опытом в сфере автоматизации и ведения […]
  • Микросхем точно хватит только Apple и автопроизводителям — TSMC расставила приоритетыМикросхем точно хватит только Apple и автопроизводителям — TSMC расставила приоритеты Крупнейший контрактный производитель в мире TSMC будет уделять приоритетное внимание Apple и производителям автомобилей в своем производственном графике на третий квартал. О чем сообщает тайваньское издание Digitimes. Поскольку глобальная нехватка кремниевых чипов продолжается. TSMC […]