[Перевод] Антикитерский механизм раскрывает свои новые секреты

В 1900 году водолаз Элиас Стадиатис, облачённый в медно-латунный шлем и брезентовый костюм, появился из моря, трясясь от страха и бормоча о «куче мёртвых голых людей». Элиас был одним из греческих водолазов с острова Сими в восточной части Средиземного моря, собиравших морских губок. Они спрятались от жестокой бури рядом с крошечным островом Антикитерой, расположенным между Критом и материковой Грецией. Когда буря утихла, они продолжили нырять за губками и случайно наткнулись на обломки кораблекрушения со множеством древнегреческих сокровищ, которые и до сих пор остаются самыми крупными из найденных подводных останков древнего мира. «Мёртвые голые люди» оказались мраморными статуями, раскиданными по морскому дну вместе со множеством других артефактов. Вскоре после этого их открытие стало причиной первых крупных подводных археологических раскопок в истории.

Один из объектов, обнаруженный на месте раскопок, кусок размером с крупный словарь, изначально оставался незамеченным на фоне более удивительных находок. Однако несколько месяцев спустя Национальный археологический музей в Афинах вскрыл глыбу, скрывавшую внутри себя бронзовые точные шестерни размером с монету. Согласно историческим знаниям начала 20-го века, подобные шестерни не могли появиться в Древней Греции, да и ни в какой иной точке мира, ещё многие века после кораблекрушения. Находка зародила ожесточённые споры.
Глыбу назвали антикитерским механизмом, это поразительный объект, озадачивавший историков и учёных на протяжении более 120 лет. За последующие десятилетия найденный кусок разделили на 82 фрагмента, представлявших собой чрезвычайно сложную головоломку, которую исследователям предстояло собрать заново. По-видимому, устройство являлось машиной с зубчатыми передачами для астрономических вычислений невероятной сложности. Сегодня мы вполне понимаем часть работы механизма, но неразгаданные тайны всё равно остаются. Мы знаем, что он как минимум не моложе корабельных останков, в которых был найден; они датируются приблизительно 60-70 годом до нашей эры, но иные свидетельства предполагают, что он был изготовлен примерно в 200 году до н. э.

В марте 2021 года моя группа из Университетского колледжа Лондона, известная как «антикитерский исследовательский коллектив UCL», опубликовала новый анализ механизма. В коллектив вхожу я (математик и создатель фильмов), Адам Войчик (материаловед), Линдси Макдональд (специалист по обработке изображений), Мирто Георгакопулу (специалист по археологической металлургии) и два аспиранта, Дэвид Хиггон (специалист по часовым механизмам) и Арис Даканалис (физик). В нашей статье постулируется новое объяснение зубчатых передач в передней части механизма, загадка которой раньше оставалась нерешённой. Теперь мы ещё глубже можем оценить изощрённость механизма, и это понимание ставит под сомнение многие суждения о технологических возможностях древних греков.

Античная астрономия

Мы знаем, что греки той эпохи умело производили астрономические наблюдения невооружённым взглядом. Они рассматривали ночное небо с геоцентрической точки зрения — каждую ночь при вращении Земли по своей оси они наблюдали поворот звёздного купола. Относительные позиции звёзд оставались неизменными, поэтому греки называли их «неподвижными звёздами». Эти древние астрономы также видели небесные тела, движущиеся на фоне из звёзд: Луна совершает оборот относительно звёзд каждые 27,3 дня, Солнцу для этого требуется год.

Другими движущимися телами были планеты, которые из-за их хаотичного движения греки называли «скитальцами». Эти тела были серьёзнейшей проблемой для астрономии того времени. Учёные гадали, чем же они являются, и замечали, что иногда «скитальцы» движутся в том же направлении, что и Солнце (в прямом движении), а затем останавливаются и меняют направление, чтобы двигаться в ретроградном движении. Спустя какое-то время они достигают другой точки стояния и снова возвращаются к прямому движению. Такие повороты называются синодическими циклами планет — их циклами относительно Солнца. Кажущиеся странными смены направления движения происходят потому что, как мы знаем сегодня, планеты вращаются вокруг Солнца, а не вокруг Земли, как полагали древние греки.

Говоря современным языком, все движущиеся астрономические тела имеют орбиты, близкие к плоскости движения Земли вокруг Солнца — так называемую эклиптику; это означает, что все они проделывают почти одинаковый путь через звёзды. Предсказание расположения планет вдоль эклиптики было очень сложной задачей для древних астрономов. Эта задача, как оказывается, была одной из основных функций антикитерского механизма. Ещё одной функцией было отслеживание расположения Солнца и Луны, имевших переменное движение среди звёзд.

image


Основная часть конструкции механизма обязана своим устройством мудрости более ранних ближневосточных учёных. В частности, астрономия подвергалась преобразованиям на протяжении первого тысячелетия до н. э. в Вавилоне и Уруке (оба находятся на территории современного Ирака). Вавилонцы ежедневно фиксировали расположение астрономических тел на глиняных табличках, благодаря чему выяснили, что Солнце, Луна и планеты движутся повторяющимися циклами, и это стало важнейшим фактом для возможности составления прогнозов. Например, Луна проходит 254 цикла на фоне звёзд каждые 19 лет, и это является примером так называемого периода. В конструкции антикитерского механизма использовалось множество открытых вавилонянами периодов.

Одним из крупнейших исследователей в первые годы изучения антикитерского механизма был немецкий филолог Альберт Рем, он первым понял, что механизм является вычислительной машиной. В 1905-1906 годах он совершил важнейшие открытия, зафиксированные им в неопубликованных исследовательских записях. Например, он нашёл число 19, начерченное на одном из сохранившихся фрагментов антикитерской машины. Это значение относилось к 19-летнему периоду Луны, известному как метонов цикл и названному в честь греческого астронома Метона, однако открытому гораздо раньше вавилонянами. На том же фрагменте Рем нашёл числа 76 (греческое уточнение 19-летнего цикла) и 223, обозначавшее количество лунных месяцев в вавилонском цикле прогнозирования затмений, который называется саросом, или драконическим периодом. Такие повторяющиеся астрономические циклы стали фундаментом прогностической астрономии вавилонян.

Второй крупной фигурой в истории исследований антикитерского механизма был британский физик, ставший историком науки, Дерек Джон де Солла Прайс. В 1974 году, спустя 20 лет исследований, он опубликовал важную статью «Gears from the Greeks». Её название является отсылкой к знаменитым цитатам римского юриста, оратора и политика Цицерона (106-43 гг. до н э.). В одной из этих цитат описывается машина, созданная математиком и изобретателем Архимедом (около 287-212 до н. э.), «на которой были вычерчены движения Солнца, Луны и тех пяти звёзд, которые зовутся скитальцами… (пяти планет)… Архимед… придумал способ точного описания этих разных и расходящихся движений одним устройством для вращения шара». По описанию эта машина очень похожа на антикитерский механизм. Из цитаты следует, что Архимед, который, по нашим данным, жил до времени изготовления устройства, мог основать традицию, развитие которой привело к созданию антикитерского механизма. Вполне может быть, что конструкция антикитерского механизма основана на работах Архимеда.

Чудовищная сложность

Десятилетиями исследователи безуспешно пытались расшифровать принцип работы устройства, изучая поверхность его распадающихся фрагментов. В начале 1970-х им, наконец, удалось заглянуть внутрь. Прайс совместно с греческим радиологом Караламбосом Каракалосом получили рентгеновские сканы фрагментов. К удивлению учёных, им удалось найти 30 шестерней: 27 в самом большом фрагменте и по одному в трёх остальных. Каракос со своей женой Эмили впервые смогли подсчитать количество зубьев шестерён, и это стало важнейшим шагом к пониманию того, как механизм выполнял вычисления. Машина выглядела более сложной, чем кто-либо мог себе представить.

Рентгеновские сканы были двухмерными, то есть структура зубчатых передач выглядела плоской; к тому же они позволили получить только частичные изображения большинства шестерён. Учёные могли лишь делать выводы о количестве зубьев на основании количества шестерён. Несмотря на эти недостатки, Прайсу удалось обнаружить блок шестерён — последовательность связанных зубчатых колёс, вычислявших среднее расположение Луны в любую заданную дату при помощи периода 254 сидерических вращений за 19 лет. Управляемый деталью на передней части механизма под названием «колесо главного привода» блок шестерён начинается с 38-зубного колеса (два, умноженное на 19, так как колесо всего с 19 зубьями было бы слишком маленьким). Эта 38-зубачатая шестерня приводит в движение (через несколько других шестерён) 127-зубную шестерню (половина 254; для полного количества требовалось бы слишком большая шестерня).

Похоже, устройство можно было использовать, чтобы прогнозировать расположения Солнца, Луны и планет в любой день в прошлом или будущем. Создатель машины должен был калибровать её по известным позициям этих тел. Пользователю достаточно было просто повернуть ручку на нужный временной интервал, чтобы увидеть астрономические прогнозы. Например, на передней панели механизма находилась «зодиакальная шкала», где эклиптика была разделена на дюжину частей, обозначающих созвездия Зодиака. На основании рентгеновских сканов Прайс разработал полную модель всех зубчатых зацеплений устройства.

Именно благодаря модели Прайса я познакомился с антикитерским механизмом. На самом деле, моя первая статья «Challenging the Classic Research» («Возражения против классического исследования») была подробным разрушением большинства гипотез Прайса о структуре зубчатых зацеплений в машине. Тем не менее, Прайсу удалось правильно определить относительное расположение основных фрагментв и общую архитектуру машины со шкалами даты и знаков Зодиака на передней панели и двумя большими системами шкал на задней панели. Достижения Прайса стали значительным шагом к расшифровке антикитерской загадки.

Третьей ключевой фигурой в истории исследований антикитерского устройства был Майкл Райт, бывший куратор инженерного отдела лондонского Музея науки. Совместно с австралийским профессором компьютерных наук Аланам Бромли Райт в 1990 году провёл второе рентгеновское исследование механизма при помощи одной из первых методик трёхмерной рентгенографии под названием «линейная томография». Бромли умер до того, как их работа принесла плоды, однако Райт был упорен, сделав множество важных открытий, в частности, определил критически важные количества зубьев в шестернях и разобрался с работой верхней шкалы на задней панели устройства.

В 2000 году я предложил провести третье рентгенографическое исследование, выполненное в 2005 году коллективом учёных из Англии и Греции совместно с Национальным археологичским музеем в Афинах. Компания X-Tek Systems (теперь принадлежащая Nikon) разработала прототип рентгенографической установки для создания трёхмерных рентгеновских изображений высокого разрешения при помощи микрофокусной компьютеризированной томографии (x-ray CT). Hewlett-Packard использовала потрясающую цифровую технику построения изображений под названием «polynomial texture mapping» для повышения точности деталей поверхностей.

Новые данные нас удивили. Первым крупным прорывом стало моё открытие того, что кроме движения астрономических тел механизм прогнозировал и затмения. Эта находка была связана с обнаруженной Ремом надписью, упоминавшей 223-месячный цикл затмений. Рентгеновское излучение позволило обнаружить большую 223-зубную шестерню в задней части механизма, поворачивающей стрелку на спирально расходящейся шкале, совершая четыре полных оборота, разделённых на 223 части по количеству месяцев. Названная в честь привычного вавилонского наименования цикла затмений шкала сароса прогнозировала месяцы, в которые будут возникать затмения, вместе с характеристикой каждого затмения, описанного на поверхности механизма. Находка выявила потрясающую и новую для нас функцию устройства, но оставила важную проблему: группу из четырёх шестерён, расположенных по окружности крупной шестерни, не имевшую понятного нам предназначения.

Чтобы понять функцию этих колёс, мне потребовались месяцы, однако результаты оказались потрясающими. Эти шестерни очень красивым способом вычисляли переменное движение Луны. Сегодня мы знаем, что Луна имеет переменное движение из-за своей эллиптической орбиты: когда она находится дальше от Земли, то движется относительно звёзд медленнее, когда ближе, то быстрее. Однако орбита Луны не фиксирована в пространстве: вся орбита вращается с периодом чуть меньше девяти лет. Древние греки не знали об эллиптических орбитах, однако объясняли переменную скорость Луны сочетанием двух круговых движений, которое называется эпициклической теорией.

Я разобрался, как механизм вычисляет эпицикличность, на основании важного наблюдения, сделанного Райтом. Он изучал две из четырёх загадочных шестерён в задней части механизма. Он заметил, что на поверхности одной из них есть штырёк, входящий в паз на другой шестерне. Такая структура может показаться бессмысленной, потому что шестерни всё равно будут вращаться вместе с одной скоростью. Однако Райт увидел, что колёса вращаются на разных осях, разделённых расстоянием чуть больше миллиметра, то есть система генерирует переменное движение. Все эти подробности отобразились на рентгенографическом скане. Оси шестерёнок не закреплены, а расположены эпициклически на большой 223-зубной шестерне.

Райт отказался от мысли о том, что эти шестерни вычисляли неравномерное движение Луны, потому что в его модели 223-зубное колесо вращалось для этого слишком быстро. Однако в моей модели это колесо вращается очень медленно, поворачивая стрелку на шкале сароса. Такое простое и косвенное вычисление эпицикличности Луны при помощи эпицикличного зацепления штыря и паза на шестернях — экстраординарное открытие древних греков. Это гениальное изобретение подкрепляет мысль о том, что устройство спроектировано Архимедом. Это исследование шкал на задней части и зубчатых зацеплений позволило нам полностью разобраться с задней частью механизма, объединив все имевшиеся сведения. Мы с коллегами опубликовали статью о своих находках в 2006 году в журнале Nature. Однако другая сторона устройства по-прежнему оставалась большой загадкой.

Скрытое послание: сделанные в 2005 году сканы рентгеновской томографии позволили обнаружить ранее неизвестные надписи на механизме, в том числе список планетарных циклов на передней панели (показанный здесь) и «руководство пользователя» на задней панели.

Передняя часть механизма

Наиболее заметной деталью передней панели самого большого фрагмента является колесо главного привода, которое должно было совершать вращение раз в год. Это не плоский диск, как большинство прочих шестерён; у него есть четыре спицы и он содержит загадочные элементы. Спицы свидетельствуют о том, что на них крепились валы: в них есть круглые отверстия для поворотных осей. На внешнем краю шестерни есть кольцо стоек — небольших стоящих перпендикулярно пальцев, на верхних частях которых с просверленными краями точно должны были крепиться пластины. Четыре короткие стойки поддерживали прямоугольную пластину, а четыре длинных — круглую.

Пользуясь исследованиями Прайса, Райт предположил, что на колесе главного привода была закреплена сложная эпициклическая система (реализующая идею греков о двух кругах, которую использовали для объяснения странного меняющегося движения планет). Чтобы показать, как она работала, Райт даже собрал латунную модель зубчатых зацеплений. В 2002 году он опубликовал потрясающую модель планетария для антикитерского механизма, в котором были показаны все пять планет, известных античному миру. (Для открытия в 18-м веке Урана и в 19-м веке Нептуна потребовалось изобретение телескопов.) Райт показал, что теории эпицикличности можно преобразовать в эпицикличные блоки шестерён с механизмами «штырь-паз» для отображения неравномерного движения планет.

Когда я впервые увидел модель Райта, то был поражён её механической сложностью. В ней даже присутствовали шесть соосных выводов — труб, центрированных по одной оси — передававших информацию на переднюю панель устройства. Действительно ли древние греки могли изготовить столь сложную систему? Сейчас я полагаю, что концепция соосных выводов Райта верна, но его система шестерён не соответствует уровню экономии и степени гениальности известных нам блоков шестерён. Наша команда из UCL столкнулась со сложной задачей согласования соосных выводов Райта с тем, что мы знали об остальной части устройства.

Очень важную подсказку мы получили после изучения томограмм 2005 года. Кроме отображения шестерён в трёх измерениях эти сканы стали источником неожиданного открытия: тысяч новых текстовых символов, скрытых внутри фрагментов и остававшихся непрочитанными более двух тысяч лет. В своих исследовательских заметках 1905-1906 годов Рем предположил, что позиции Солнца и планет отображались в концентрической системе колец. Изначально механизм имел две крышки, переднюю и заднюю, защищавшие панели и содержавшие множественные надписи. Надпись на задней крышке, обнаруженная на сканах 2005 года, оказалась руководством пользователя устройства. В 2016 году профессор истории астрономии Нью-Йоркского университета Александер Джонс обнаружил в этой надписи чёткое свидетельство доказательства догадок Рема: подробное описание того, как на кольцах отображались Солнце и Луна, расположение которых показывалось шариками.

Любая модель внутренней работы механизма должна соответствовать этому описанию отображения Солнца и планет, нанесённому на заднюю крышку устройства. Однако в предыдущих моделях не удавалось реализовать эту систему колец из-за нерешённой нами технической проблемы. Райт обнаружил, что в устройстве использовался наполовину серебряный шарик для отображения фаз Луны, которые вычислялись механически вычитанием данных Солнца из данных Луны. Но такой процесс казался несовместимым с отображающей планеты системой колец, потому что данные для Меркурия и Венеры мешали бы устройству отображения фаз Луны иметь доступ к данным от системы шестерён Солнца. В 2018 году один из аспирантов из команды UCL по фамилии Хиггон придумал удивительно простую идею, замечательно решившую эту техническую проблему и объяснившую функцию загадочного просверленного блока на одной из спиц колеса главного привода. Этот блок мог передавать вращение «среднего Солнца» (отличавшийся от переменного вращения «истинного Солнца») непосредственно на устройство отображения фаз Луны. При такой структуре система колец на передней панели антикитерского механизма могла полностью соответствовать описанию на задней крышке.

Для расшифровки передней части устройства нужно было первым делом разобраться с встроенными в механизм планетарными циклами, потому что от них зависело то, как блоки шестерён вычисляли позиции планет. В предыдущих исследованиях предполагалось, что они будут основываться на периодах планет, полученных вавилонянами. Однако в 2016 году Джонс сделал открытие, заставившее нас отказаться от этого предположения.

Надпись на передней крышке, найденная рентгеновской томографией, показала, что устройство поделено на части для каждой из пяти планет. В части Венеры Джонс нашёл число 462; в части Сатурна он нашёл число 442. Эти числа потрясли нас. Ни одно из предыдущих исследований не выявило, что они были известны античным астрономам. Они представляют более точное описание периодов, чем числа, полученные вавилонянами. Похоже, создатели антикитерского устройства обнаружили собственные уточнённые периоды для двух планет: 289 синодических циклов за 462 лет для Венеры и 427 синодических циклов за 442 года для Сатурна.

Джонс так и не разобрался с тем, как древние греки вывели оба эти периода. Мы решили сделать это самостоятельно. Ещё один аспирант UCL по фамилии Даканалис собрал всеобъемлющий список планетарных периодов и их погрешностей из вавилонской астрономии. Могут ли сочетания этих ранее полученных отношений быть ключом к созданию более точных антикитерских соотношений? Постепенно мы обнаружили процесс комбинирования известных соотношений периодов для получения более точных данных, разработанный философом Парменидом (шестой-пятый век до н. э.), о котором рассказал Платон (пятый-четвёртый век до н. э.).

Фрагменты: за долгие годы исходная масса антикитерского механизма была разделена на 82 части. Анализ их взаимосвязи оказался для исследователей трудной головоломкой. На самом большом фрагменте (вверху слева) находится колесо главного привода

Мы предположили, что любой метод, использованный создателями устройства, должен соответствовать трём критериям: точности, факторизируемости и экономии. Метод должен быть достаточно точным, чтобы соответствовать известным периодам Венеры и Сатурна, а также факторизируемым, чтобы данные планет можно было вычислять шестернями, которые поместятся в механизм. Чтобы система была экономной, разные планеты должны использовать общие шестерни, если их периоды имеют общие простые делители, что уменьшает количество необходимых шестерён. Такая экономия является важной особенностью сохранившихся блоков шестерён. На основании этих критериев наш коллектив вывел периоды 462 и 442, воспользовавшись идеей Парменида и использовав те же методики для обнаружения недостающих периодов для других планет, описания которых на устройстве были утеряны или повреждены.

Вооружённые знанием периодов планет, мы могли начать разбираться с тем, как уместить блоки шестерён планет в небольшой корпус устройства. Для Меркурия и Венеры мы придумали экономичные механизмы из пяти шестерён с соединениями «штырь-паз», похожие на механизмы Райта для этих планет. Мы обнаружили веские доказательства правильности нашей реконструкции в одном фрагменте диаметром четыре сантиметра. Внутри этого куска томография показала диск, прикреплённый к 63-зубной шестерне, вращавшейся в D-образной пластине. Число 63 имеет общие простые множители 3 и 7 с числом 462 (периодом Венеры). Блок шестерён, использующий 63-зубное колесо, мог использоваться для сопоставления с валом на одной из спиц колеса главного привода. Похожая конструкция для Меркурия соответствует элементам на противоположной спице. Эти наблюдения позволили нам с большой уверенностью сказать, что мы находимся на правильном пути к воссозданию Меркурия и Венеры.

Для остальных известных грекам планет (Марса, Юпитера и Сатурна) наша команда придумала очень компактные системы, умещающиеся в корпус устройства. Эти конструкции радикально отличались от систем Райта для этих планет. Работая по отдельности, я и Кристиан Карман из Национального университета Кильмеса в Аргентине показали, что для этих планет может быть адаптирована простая косвенная система шестерён, применяемая для расчёта переменного движения Луны. Наша команда в UCL доказала, что эти системы передач можно расширить, включив в них новые периоды планет. Такая система позволяла создателям антикитерского механизма установить на одну пластину множество шестерён так, чтобы они в точности соответствовали соотношениям периодов.

Такие экономные блоки из семи шестерён можно был запутанным образом попеременно расположить между пластинами на стойках колеса главного привода, чтобы их выводы соответствовали принятому космологическому порядку небесных тел — Луна, Меркурий, Венера, Солнце, Марс, Юпитер и Сатурн, определявшему структуру системы колец. Размеры пространства между пластинами идеально подходили для этих систем, оставляя немного свободного места и пока необъяснимых фактов.

Мы добавили механизм для переменного движения Солнца и эпициклический механизм для вычисления «узлов» Луны — точек, в которых орбита Луны пересекает плоскость эклиптики, делая возможным затмение. Затмения случаются только тогда, когда Солнце близко к одному из таких узлов во время полнолуния или новолуния. Астрономы Средневековья и Возрождения называли двухсторонний указатель узлов Луны «лапой дракона». Эпициклическая передача для этой лапы дракона также полностью объясняет наличие выдающегося вала на одной из спиц, функция которого раньше была непонятна. Мы наконец объяснили назначение всех элементов колеса главного привода; в марте 2021 года наши открытия были опубликованы в журнале Scientific Reports.

Красивая концепция

Теперь мы понимаем, как передняя панель с шариками на концентрических кругах, обозначающими Солнце и планеты, соответствует описанию руководства пользователя на задней крышке. Ещё на передней крышке отображались фаза, положение и возраст Луны (количество дней после новолуния), а также лапа дракона, показывающая годы и сезоны затмений.

Разобравшись с концентрическими кольцами для планет, мы поняли, что теперь можем объяснить и надпись на передней крышке. В ней представлен формульный список синодических событий для каждой планеты (например, соединения с Солнцем и точки стационарности), а также интервалы между ними в днях. На задней пластине с метками на шкале сароса сопоставлены надписи о затмениях. На передней пластине с зодиакальной шкалой сопоставлены надписи о восходе и закате звёзд. Мы предположили, что надписи на передней крышке могут соответствовать буквам-индексам на кольцах планет: если указатель Солнца находиться на одной из этих букв, то соответствующая надпись описывает количество дней до следующего синодического события. Из-за того, что левая часть надписей, где могли находиться эти буквы, отсутствует, мы не можем доказать свою гипотезу, но это очень привлекательное объяснение.

Среди других находок того времени устройство уникально. Оно в одиночку позволило нам полностью изменить отношение к технологиям древних греков. Мы знали, что они были очень талантливыми (в конце концов, они построили Парфенон и Александрийский маяк ещё раньше, чем изготовили антикитерский механизм). У них были водопроводы и они использовали пар для приведения в действие механизмов. Однако до обнаружения антикитерского механизма считалось, что древнегреческие зубчатые соединения были не сложнее грубых колёс на ветряных и водяных мельницах. Кроме этого открытия, первый известный нам точный зубчатый механизм относительно прост (хотя и впечатляющ для своего времени): это византийские солнечные часы и календарь, датируемые приблизительно 600 годом н. э. Первые сложные астрономические часы были созданы учёными только в 14-м веке. Антикитерский механизм, с его прецизионными зубьями колёс размером до миллиметра, совершенно непохож ни на какие другие найденные нами останки древнего мира.

Почему учёным потребовались века, чтобы заново изобрести нечто столь сложное, как антикитерское устройство, и почему археологи не обнаружили других таких механизмов? У нас есть все основания полагать, что этот объект не был единственной моделью такого типа — обязательно должны были существовать предшественники этого устройства. Однако бронза была очень ценным металлом, и когда подобный объект переставал работать, его, вероятно, переплавляли. Вероятно, наиболее вероятно находить другие устройства в останках кораблекрушений. Что же касается вопроса, почему на воссоздание такой технологии потребовалось столько времени, то кто знает? В исторических записях есть множество пробелов, и будущие открытия могут сильно нас удивить.

Процесс изучения антикитерского механизма далёк от завершения. Мы считаем, что наша работа стала серьёзным шагом вперёд, но остались загадки, которые ещё предстоит решить. Антикитерский исследовательский коллектив UCL не полностью уверен, что наша реконструкция абсолютно верна, потому что утеряно очень многое. Очень сложно согласовать всю сохранившуюся информацию. Тем не менее, теперь мы как никогда чётко видим, насколько выдающимся достижением было это устройство.

Читайте так же: