О железе и софте КНДР глазами человека, имевшего с ними дело

Александр Мостов в шлеме виртуальной реальности производства КНДР (источник: МГС КНДР)

О том, как выглядят компьютеры и смартфоны Северной Кореи глазами не видевших их со стороны иностранных дипломатов, экспертов и тем паче туристов, а человека, неоднократно имевшего с ними дело, расскажет Александр Мостов, председатель Комитета руководителей МГС КНДР и главный редактор «Пульгынбёль ТВ». Беседовал Алексей Костенков — тобишь я.

Дисклеймер: как и интервью с Константином Асмоловым, материал не имеет задачей политическую агитацию в той иной форме, или в ту или иную сторону. То, как выглядит компьютеризация и IT-сфера одной из самых закрытых стран планеты, причём глазами человека, погружённого в её среду, может быть многим интересно.

Количество «чёрных» и «белых» мифов вокруг этой страны крайне затрудняет её действительное понимание, что не идёт на пользу ни сторонникам, ни противникам КНДР, ни людям, относящимся к ней с нейтральным интересом. Любой объект изучения и просто интереса лучше знать поближе к первоисточнику, а не в мифах и легендах через цепочку испорченных телефонов. По сути, нам удалость получить уникальные сведения, которые весьма затруднительно получить из других источников. Ну а какой степень доверять приведённой информации — каждый, само собой, решает сам.


Начнём с общей картины. Насколько, по вашим оценкам, далеко к настоящему моменту зашла компьютеризация и цифровизация КНДР?

Александр Мостов в онлайн-библиотеке университета имени Ким Ир Сена (источник: МГС КНДР)

Александр Мостов: В целом процесс компьютеризации был начат ещё при Председателе ГКО Ким Чен Ире, и она шла в несколько этапов. Первой была начата цифровизация производств, а именно — введение на заводах и фабриках станков с ЧПУ. Для более совершенного и эффективного управления этими станками многие предприятия оборудовались компьютерами со специальным программным обеспечением. Это стало первым шагом в появлении в КНДР компьютеров.

На тот момент компьютеры воспринимались в Северной Корее как нечто очень передовое и важное, развитие чего государство просто обязано обеспечить. Однако поначалу речь шла почти исключительно о государственных нуждах, не о нуждах обывателей. Первые компьютеры получали или промышленные предприятия, или те, кто нуждался в компьютерах и интернете по служебной необходимости.

Однако уже к концу эпохи Ким Чен Ира, к 2011 году, у граждан стали появляться первые «около-смартфоны». Замечу, что на тот момент смартфоны и на мировом уровне были в общем-то новинкой, и имелись далеко не у всех даже в самых развитых странах. Всё более массовыми становились простые кнопочные «звонилки». Состоятельные люди, в отдельных случаях, могли приобрести и самые современные девайсы, но следует помнить, что из-за существующего санкционного режима зарубежные компании не имеют возможности легально продавать свою технику (равно как и программное обеспечение) на территории КНДР.

Компьютерный класс дистанционного обучения, Пхеньянский завод электропроводов номер 326 (источник: Корейский компьютерный центр)

После прихода к власти Ким Чен Ына процесс пошёл значительно быстрее. Было налажено собственное производство компьютеров бренда «Ачхим», в том числе разнообразных планшетов «Самчжиён». Но на мой взгляд особенно сильно выделяется конкурирующий бренд «Пурынханыль», под которым, помимо компьютеров, производятся телевизоры, электронные доски, портативные прожекторы, цифровые ресиверы и другие товары. Я даже хотел приобрести в 2020-м году впечатливший меня ноутбук с сенсорным монитором, но, к сожалению, застрял в России из-за закрытия границ.

В середине десятых, в 2015-16 годах, процесс компьютеризации КНДР стал развиваться особенно быстро. Пошли в серию смартфоны северокорейского производства. Сейчас флагманской является модель «Пхеньян», сопоставимая по характеристикам с современными аналогами из других стран. Там есть сканер отпечатка пальца, разблокировка по лицу, и так далее. Само собой, все компьютерные устройства большей частью собираются из зарубежных компонентов, но часто отличаются интересными формфакторами – например, моя знакомая из Пхеньяна использовала смартфон-раскладушку в духе нулевых с двумя сенсорными экранами.


Насколько широко в КНДР распространились компьютеры и смартфоны?

Александр Мостов: В целом к 2022 году можно говорить о том, что почти все граждане имеют мобильные телефоны. Исключения составляют в основном пожилые крестьяне в отдалённых провинциях. Часто, особенно в Пхеньяне, Самчжиёне и других крупных городах, это уже в основном смартфоны.
С компьютерами и ноутбуками всё обстоит более сложно, но заметная часть семей уже имеет те или иные «немобильные» компьютерные устройства. Их распространённость и престижность сейчас примерно соответствует домашним телефонам в СССР. В целом курсом государства официально является как можно более полное оснащение граждан компьютерами и распространение компьютерной грамотности – порой даже по Центральному телевидению можно увидеть соответствующие лекции, но получается это не настолько быстро, как хотелось бы, в том числе потому, что это дорого.

Старушка использует смартфон (источник МГС КНДР)

Я видел случай, когда дедушка-ветеран писал книгу на старом ноутбуке производства IBM. Понятно, как он выглядел и работал, учитывая, что это было устройство сборки 90-х годов. Многие рабочие живут в общежитиях, и не имеют возможности завести компьютеры: не только по финансовым причинам, но и потому, что их банально негде поставить. Кто имеет доходы выше и живёт в отдельных квартирах — по возможности покупают.

Также должен отметить и такое новшество эпохи Ким Чен Ына: сейчас многие крупные предприятия имеют компьютерные классы дистанционного обучения рабочих. Каждый такой класс, разумеется, оборудован компьютерами, имеющими подключение к национальной компьютерной сети. В некоторых случаях повышение квалификации проще осуществить дистанционно.


Константин Асмолов говорил, что смартфоны с подключением к интранет-сети Кванмён имеются примерно у пятой части жителей страны

Александр Мостов: С момента его поездок с 2016 и 2018 годов изменился даже вид пхеньянской толпы. Если в 2016 году это были преимущественно люди с кнопочными телефонами, то теперь в столице, такое впечатление, девять из десяти прохожих пользуются смартфонами. В том числе с учётом того, что и в развитых странах не все пользуются смартфонами, предпочитая иметь при себе кнопочные «звонилки» хотя бы для того, чтобы не всегда быть вынужденным находиться в сети, отвечать на сообщения, выполнять срочные задачи по работе и так далее. Ну и учтём дедов и бабушек, которые даже при наличии возможности везде находятся в сложных отношениях с новыми технологиями.

В провинциях, само собой, дело обстоит похуже — но и там при наличии финансовой возможности можно легко приобрести смартфон. Вопрос для многих упирается в цену: многие комплектующие, из которых собираются смартфоны, являются импортными, и стоят достаточно солидно.

Прилавок с компьютерной литературой в Пхеньяне (источник: МГС КНДР)

И да, вы употребили термин «Кванмён»… дело в том, что на Севере это слово практически не используется на практике. Северный кореец при упоминании «Яркого Света» скорее всего даже не поймёт, о чём идёт речь. Основной интранет КНДР именуют «Национальная компьютерная сеть», длинным составным словом. Чаще говорят просто «компьютерная сеть».

Предположу, что такое название могло использоваться в нулевые, и потому до сих пор именуется «Кванмён» в зарубежной прессе — но даже северокорейские IT-специалисты с десятилетним опытом работы могут не знать этого слова, и пытаться уточнить у иностранцев, что за «Кванмён» они имеют в виду.


Как выглядит «Кванмён»… точнее, национальная компьютерная сеть, изнутри?

Александр Мостов: Доступ к сети получают согласно тарифному плану. Тарифы бывают разные, с разными уровнями подписки. К примеру, новостные газеты можно читать с минимальным уровнем доступа, без изображений, а можно выбрать тариф дороже и получать тексты с картинками.

Проще всего понять, как выглядит сеть КНДР, можно, зайдя на сайт ЦТАК, информационного агентства Северной Кореи по адресу kcna.kp. Это максимально близкий и несколько «топорный» клон информационных ресурсов национальной компьютерной сети. Если обратите внимание, там даже оставлены инструменты, которые работают только для внутренних пользователей. Например, вход по логину, «имени абонента», и паролю, именуемому «шифр».

Страница регистрации абонента (источник: Александр Мостов)

При вводе либо получаешь уведомление, что абонент абонирован, либо ультиматум – «регистрируйте абонент». При нажатии кнопки регистрации, однако, ничего не происходит. По идее это окно открывается только пользователям северокорейского браузера «Нэнара» на «Пульгныбёль ОС», но даже с такими «костылями» завершить регистрацию через интернет всё равно не получится.

Есть и обособленные участки сети – этакий северокорейский «Deep Web», — но там расположены платёжная система, «электронная медицинская карта» и прочее.


Как обстоит дело с операционными системами, для ноутбуков и стационарных компьютеров, и для мобильных устройств?

Александр Мостов: Для смартфонов используется модифицированная версия «Андроида», со своим магазином приложений в интранете. Я лично с ней дела почти не имел, но неоднократно видел использование. Можно ли туда ставить сторонние приложения — увы, не знаю. Известно, что есть система сертификации приложений, наподобие используемой Apple. Среди приложений, в числе прочего, есть сервисы по доставке товаров, а также игры (как отечественные, так и локализованные зарубежные) и групповые чаты.

Операционная система для настольных компьютеров и ноутбуков под названием «Пульгынбёль» (Красная звезда) — другое дело. Её я неоднократно крутил, вертел и даже слегка модифицировал, чтобы можно было выходить в интернет. Как оказалось, её даже можно принудительно перевести под английский язык через консольные команды.

Что могу сказать? «Пульгынбёль 3.0» — вполне самодостаточная операционная система, использующая ядро Linux. Её нельзя назвать клоном какого-нибудь билда, или дистрибутивом Linux, на который накрутили «нескучные обои» и так далее. Внешне она раньше напоминала Mac OS, но с версии 4.0 интерфейс был опять полностью переработан. Примечательно, что она не открывает ничего из созданного для других Linux-дистрибутивов, но открывает кучу собственного софта и имеет поддержку совместимого ПО для Windows.

Александр Мостов в университете имени Ким Ир Сена

Софт под «Пульгынбёль» поставляется вторым диском при покупке собственно ОС, и там есть масса приложений для нужд среднестатистического пользователя. Программа для создания и редактирования музыки, базовый графический редактор, и Wine для установки Windows-приложений. В список рекомендованного ПО, устанавливаемого через Wine, входит Adobe Photoshop, но его придётся докупать отдельно. В принципе, на «Пульгынбёль 3.0» можно было поставить любой софт для Windows, но программы, выпущенные после 2014 года, шли со скрипом, треском или вовсе вылетали после запуска. Как обстоят дела на версии 4.0 сказать не могу, т.к. до пандемии она использовалась только государственными учреждениями, а версию для домашнего пользования мне не предоставляли.

Про самый первый «Пульгынбёль 1.0», разрабатывавшийся ещё при руководителе Ким Чен Ире, не скажу ничего: я лично в глаза его не видел и начал работать в этой области значительно позже. Второй «Пульгынбёль 2.0» вышел в 2008-м, я его видел и работал на нём лично, но только из исторического интереса. Данный билд выглядит довольно-таки похоже на Windows, и придерживается принципов, на которые ориентируется третья «Пульгынбёль ОС».

В 2019 году вышел «Пульгынбёль 4.0», тогда же на него перевели некоторые сервера. Четвёрка уже используется во многих местах, активно вытесняет «Пульгынбёль 3.0» в передовых учреждениях: университете имени Ким Ир Сена, Пхеньянского пединститута. Она изменила дизайн, и стала похожа уже не на Windows, как вторая, или Mac OS, как третья, а приобрела некий свой стиль.

Смартфон модели «Пхеньян 2419»

И должен коснуться популярного заблуждения, которого из-за недостатка информации придерживаются даже многие разбирающиеся в вопросе эксперты. А именно — что в компьютер под «Пульгынбёль» нельзя вставлять сторонние DVD-диски. Вставлять можно, и скорее всего он его даже прочитает, откроет интерфейс диска и запустит содержимое — обычно через плеер, аналог QuickTime. Я лично запускал диски как северокорейского, так и зарубежного производства, и обычно всё нормально читалось.

Правда, в ряде случаев срабатывал антивирус с визгом «под Касперского», диск извлекался и система уходила в перезагрузку. Насколько я могу судить, это не было связано с наличием на диске какого-то «антигосударственного содержимого». Программа реагировала исключительно на «пиратские» диски в духе «100 серий на одном DVD» так что, возможно, антивирус срабатывал штатно. Впрочем, другие «пиратские» диски работали вполне нормально, так что проблема могла быть в цифровой подписи.

Ну и да, необходимо отметить, что «Пульгынбёль ОС» отнюдь не отменяет использование Windows. Она также спокойно продаётся и используется, часто даже параллельно с «Пульгынбёль» (по аналогии с «виндой» на макбуках)


Как происходит общение между гражданами КНДР в интранете? Есть ли соцсети, мессенджеры, чаты?

Александр Мостов: Как я уже сказал выше, существуют групповые чаты, в том числе доступные через мобильные приложения. Они действуют через адреса электронной почты. Один мой друг, когда мы были в Мангёндэ, где родился товарищ Ким Ир Сен, периодически фотографировался. Мне стало интересно: что он делает? Я не сразу понял ситуацию, когда увидел на экране рамку, несколько похожую по принципу наложения на ту, что в Instagram. Он ответил, что хочет отправить фотографии жене и друзьям по чату.

Соцсети, однако отсутствуют. В своё время были разработки на эту тему, и даже тестирование соцсети «СтарКом», но, насколько я знаю, в массовую эксплуатацию её так и не ввели. Всё сетевое общение осуществляется исключительно групповыми чатами или по e-mail адресам.


Я слышал, что есть ещё стриминговый сервис «Манбан»

Александр Мостов: Есть, но это не стриминговый сервис в современном понимании. Это система IPTV. Я понятия не имею, кто вообще додумался назвать «Манбан» стриминговым сервисом, сравнить его с Netflix и прочими, у меня это в голове не укладывается. С тем же успехом стриминговым сервисом можно назвать кабельное или спутниковое ТВ. Или вообще X-Box, ведь через него тоже можно смотреть потоковое видео!

Привычных нам стриминговых сервисов в стране нет. Единственный стриминговый сервис, связанный с КНДР, называется «Пульгынбёль ТВ», работает только на зарубежную аудиторию, и я являюсь его главным редактором.

Как появился «Манбан»? Дело в том, что в КНДР имеются проблемные для традиционного ТВ природные условия: страна очень гористая. Транслировать телесигнал в удалённые регионы из-за рельефа сложно. Зато можно провести кабели. Покупаешь приставку «Манбана» и пользуешься, качество обычно заметно лучше, чем если ловить телевизионной антенной. Даже в самых отдалённых провинциях «Манбан» даёт картинку такого качества, которое раньше было доступно только жителям Пхеньяна.

Семья смотрит телевидение по «Манбан» (источник: Центральное телевидение КНДР

Кроме того, по «Манбан» передают все пять работающих сейчас телеканалов. «КЦТВ», «КЦТВ HD», образовательное студенческое телевидение «Рённамсан», развлекательный телеканал «Мансудэ», отличающийся периодическими трансляциями переведённого зарубежного контента, и спортивный канал.

Центральное ТВ, впрочем, тоже иногда показывает иностранные фильмы, художественные и документальные, в основном советские, российские и китайские. Однажды даже кубинский фильм видел! При этом, не всегда соблюдаются международные нормы авторского права (санкции никто не отменял), а посему в ряде случаев мне приходится останавливать вещание «Пульгынбёль ТВ». Понравившуюся телепередачу, разумеется, можно посмотреть и в записи – об этом сказано и в обучающем видео, идущем в комплекте с телеприставку.

Студенческий «Рённамсан» работает только вечером в течение нескольких часов. Там транслируют образовательные программы, в том числе на русском языке, соревнования студенческих спортивных команд.

Ну и также по «Манбану» можно слушать центральное радиовещание, в том числе экстренные оповещения. Впрочем, эта функция только дублирует установленные во всех населённых пунктах радиоточки и проводное радиовещание.


Какие-то политически нейтральные южные фильмы и сериалы там показывают? Скажем, показывающие жизнь Юга критически, как та же «Игра в кальмара»?

Александр Мостов: Южнокорейский контент в эфире в любом случае появиться не может. В остальном на том же «Мансудэ» главное ограничение одно: чтобы фильм не был явно враждебно настроен к КНДР.

Да, во время потепления был даже крупный K-Pop концерт в Пхеньяне. Но сейчас южный контент считается враждебным по умолчанию, вне зависимости от содержания и степени критичности к реалиям Южной Кореи. Поскольку мирный договор между Севером и Югом так и не был подписан, подобное регулируется статьями 183, 184 и 185 УК КНДР соответственно.

Статья «Ассоциации Ариран» на тему феномена «Игры в кальмара» (источник: Пульгынбёль ТВ)

Тем не менее, для соответствующих работников могут быть закрытые показы. Скажем, я публиковал на «Пульгынбёль ТВ» северокорейскую рецензию на «Игру в кальмара». Что интересно, она была достаточно положительной по отношению к сериалу, хотя в некоторых зарубежных публикациях её почему-то охарактеризовали как отрицательную.


Есть ли возможность пересылать файлы по электронной почте или чатам??

Александр Мостов: Вопреки распространённому мнению — вполне возможно, только с ограничениями по объёму файла. Я уже упомянул выше своего друга, отправлявшего по сети свои селфи.
То же касается вопроса о флешках, которые «невозможно использовать без специальных ключей». Все об этом пишут так, словно Республика изобрела какой-то «USB type-kp», если не больше! Подумайте логически: как такое возможно в стране, где Windows используется во многих случаях даже не как вторая OS, а как основная, и продаётся повсеместно?

Кроме того, если бы КНДР реально наладила массовое производство бытовых флешек со специальным шифрованием — это был бы впечатляющий прорыв, и другие страны давно бы сами пришли к массовому использованию таких девайсов.

Газета «Нодон синмун» в интранете КНДР (источник: Центральное телевидение КНДР)


А что касается доступа в глобальный интернет, как он организован и кто имеет на него право?

Александр Мостов: Интернет имеется для научных и учебных, а также для различных специальных дел, официально это его единственное использование. Принадлежащий мне вебсайт, скажем, проверяли с северокорейских IP-адресов. С них же изучают, скажем, YouTube-каналы для аналитики. На канале «Пульгынбёль ТВ», в своё время, было довольно много просмотров с адресов КНДР. При этом большая часть работников получают данные из интернета не напрямую, а от более высокопоставленных, в том числе специально запрашиваемую информацию. В целом доступ в интернет есть у студентов и учёных на базы научных данных, а также у работников ЦТАК и других СМИ.

Когда я находился на территории КНДР, у меня почти не было доступа в интернет. Пределом моих возможностей было отправить сообщение по электронной почте. Но если бы я захотел воспользоваться таким правом, пришлось бы ехать на специальную «точку» в отеле для иностранцев. Впрочем, я всё равно предпочитал звонить за границу по телефону. Ну а туристы могут купить специальные сим-карты, обеспечивающие доступ в интернет.

Читайте так же:

  • Скандал в Activision Blizzard — обвинения в домогательствах, увольнение топ-менеджеров и смена имён персонажей в играхСкандал в Activision Blizzard — обвинения в домогательствах, увольнение топ-менеджеров и смена имён персонажей в играх Вторая половина 2021 года ознаменовалась не только скандалом с утечкой документов из Facebook, но и громким судебным разбирательством с топ-менеджерами Activision Blizzard, обвиняемыми в домогательствах и дискриминации женщин внутри компании. Это привело к коллективному иску от […]
  • Цукерберг представил новый девиз MetaЦукерберг представил новый девиз Meta Глава Meta Марк Цукерберг представил новый девиз и ценности компании, лучше отражающие вектор ее движения. Миссия, выраженная в девизе или слогане, всегда была основным драйвером изменений в стратегии Facebook. Сначала это была фраза «Move Fast and Break Things» (Двигаться быстро и […]
  • Программа фактчекинга Яндекс.Дзена за год проверила 11 тысяч публикацийПрограмма фактчекинга Яндекс.Дзена за год проверила 11 тысяч публикаций Яндекс.Дзен подвел итоги работы программы фактчекинга публикаций блогеров, которая заработала в сентябре 2020 года . За это время проверили 11 тыс. публикаций из них 6% было заблокировано. Еще 7% публикаций получили пометку о возможном наличии ложной информации. Всего с начала года […]
  • Hexagon — гексогональная архитектура для Kotlin BackendHexagon — гексогональная архитектура для Kotlin Backend В математике идеальной фигурой является шар. В мире микросервисов близкой к идеальной можно считать шестиугольник. Сегодня мы поговорим о преимуществах и недостатках гексагональной архитектуры и относительно новой, но перспективной библиотеке Hexagon для Kotlin, предоставляющей базовую […]